// Росатом / ТВЭЛ
АО «ТВЭЛ» успешно продолжает программу квалификации топлива ТВС-КВАДРАТТВЭЛ организовал празднование 65-летия газоцентрифужной технологииАЭХК - лучшее предприятие Иркутской области по экологическим параметрам
Структура
отрасли
Структура
ТВЭЛ
Радиационная
обстановка

Лауреат Государственной премии Геннадий Григорьевич Потоскаев уже более полувека трудится в ПАО «МСЗ»


Судьба человека – судьба завода

Помощник технического директора ПАО «Машиностроительный завод» Геннадий Григорьевич Потоскаев трудится на предприятии уже более полувека. Он пришел на завод сразу после окончания Московского высшего технического училища им. Н.Э. Баумана. На его глазах прошла большая часть жизни МСЗ. Сегодня он рассказывает о себе и своей работе.

Экзамен держал перед Николаем Доллежалем

- Я родился 2 сентября 1940 года в деревне Киреевка Каширского района Московской области в большой семье, где было пять детей – три брата и две сестры. Отец был ветеринарным врачом и работал в колхозе, а мама работала на ферме, а с расширением семьи стала домохозяйкой. Мама, имея 3 класса церковно-приходской школы, всегда говорила, что её дети получат высшее образование, и она всё делала для этого. Мы все получили высшее образование и, слава Богу, живы.
Я окончил МВТУ им. Баумана в 1964 году по специальности «Энергетические машины и установки». Заведующим нашей кафедрой был академик Николай Антонович Доллежаль, один из ведущих участников советского атомного проекта, создатель первых промышленных реакторов для наработки плутония для советской атомной бомбы, идеолог реакторов РБМК...
Но первоначально я учился по специальности «Турбостроение. Авиационные двигатели», в институте появилось объявление с фотографией Доллежаля и атомным ледоколом о наборе спецгруппы по подготовке инженеров-механиков для работы в атомной отрасли. Отбирали самых лучших из студентов третьего курса института. Я прошел отбор и был зачислен в группу из 25 человек – только ребята. Срок обучения увеличился до шести лет. Нам давали дополнительные знания по атомной физике, прочности, гидравлике, металловедению, водоподготовке, химобработке, урану и его соединениям, работе реактора и прочее.
В январе 1964 года шесть человек из группы направили на п/я 3 (почтовый ящик № 3, закрытое название Машзавода) в г. Электростали для прохождения практики и подготовки дипломного проекта. Мой дипломный проект был посвящен теме увеличения мощности исследовательского реактора ИР-100, который функционировал в НИИ-8 (НИКИЭТ) в пять раз только за счет изменения конструкции твэла и ТВС. Все расчеты, включая физический расчет реактора двухгрупповым методом, приходилось проводить на арифмометре, другая вычислительная техника на заводе отсутствовала.
Николай Антонович Доллежаль приехал с экзаменационной комиссией на завод для приема дипломных работ. Я вышел на защиту дипломного проекта первым. Николай Антонович высоко оценил мою работу как по объему представленных материалов и их качеству, так и по изготовленным опытным образцам модернизированных твэлов и ТВС. Он пожал мне руку и сказал, что работа выполнена в объеме технического проекта реактора ИР-500 и институт будет использовать проект в своих разработках.

Мы все выросли на проекте

Из всех студентов группы, пришедших со мной на завод, – Валентин Боевой, Вячеслав Лазовецкий, Владимир Цыбуля – в штате завода остался только я один, и работаю здесь уже 51 год. Первого сентября 1964 года я прошел через проходную завода уже как штатный его работник. Начальником цеха № 53 (ОКБ) был Иван Тимофеевич Образцов. Как водилось тогда, молодых специалистов, в том числе и меня, сразу направили на две недели «на картошку» в Егорьевский район. После возвращения с «трудового фронта» я попал в группу Анатолия Викторовича Пируева, самого молодого руководителя конструкторской группы в ОКБ. Мне сразу поручили заниматься новым топливом для атомного ледокола «Ленин» – первенца советского атомного флота, принятого в эксплуатацию в 1959 году. С этого момента началась моя деятельность, как конструктора. Я участвовал в изготовлении тепловыделяющих элементов, тепловыделяющих сборок, комплектующих деталей, был задействован при всех экспериментах как в лаборатории Николая Сергеевича Смирнова (при ОКБ), так и у Главного конструктора активной зоны и Научного руководителя.

Мой непосредственный руководитель Анатоли Викторович из руководителя группы ОКБ вырос до заместителя начальника ОКБ, далее стал заместителем начальника ОКБ по надежности, прошел партийную школу, был парторгом завода, потом вернулся на завод и был начальником производственно-технического отдела, а я был его заместителем. Работал инструктором в ЦК КПССС. Закончил трудовую карьеру заместителем министра Минсредмаша. Этот человек очень много сделал для завода, для меня как в плане становления специалиста, конструктора, исследователя, организатора производства, человека... В нашем отделе работали выдающиеся люди, такие как Евгений Иванович Чирков, Станислав Моисеевич Гельман, Дмитрий Афанасьевич Чиров, Владимир Иосифович Степченко, Инна Михайловна Молчанова (руководитель моего дипломного проекта), Александр Савич Кравченко. Это была техническая элита завода.
В те времена НИИ-9 (ВНИИНМ), являясь конструктором-технологом твэлов, не успевал в установленные сроки закончить работы над техническим проектом твэла для транспортной установки второго поколения. Посоветовавшись, мы, Евгений Чирков и я, предложили выполнить технический проект установки в целом силами завода на основе своих разработок. Нас поддержал главный инженер завода Дмитрий Дмитриевич Соколов. Мы доложили свои наработки в 16 ГУ Минсредмаша, и наши предложения были приняты. Наша команда – молодые смелые амбициозные специалисты – с энтузиазмом окунулись в работу. Я должен вам сказать – это была битва, это был уникальный проект. Завод выполнил поставленную задачу, и первые изделия второго поколения были изготовлены и приняты в эксплуатацию на основе наших, заводских разработок, а мы все на это проекте выросли. Вспоминаю это всегда как заводскую и свою победу!


Главным всегда оставалось «атомное» направление

Большую производственную школу я прошел под руководством Петра Михайловича Верховых, который затем ушел в министерство начальником Третьего главного управления. Это было время, когда разрабатывалась новая конструкция твэлов и ТВС для реактора ВВЭР-1000. Их конструкция была сложной с точки зрения механической обработки и предназначалась для поставки на пятый блок Нововоронежской атомной станции. Я к этому времени был ответственным сдатчиком изделий. Когда заказчик принял нашу продукцию, директор Савва Иванович Золотуха собрал наш коллектив в цехе № 55 и выразил всем благодарность. Затем ТВС для ВВЭР-1000 стал выпускать Новосибирский завод химконцентратов, которому машзавод передал всю конструкторскую, технологическую документацию, технологическую оснастку, инструменты, приборы. Кстати, такая же ситуация была в свое время и с урановыми блочками. Специалисты Машзавода разработали всю технологию и передали в Глазов. То есть Машиностроительный завод всегда выступал первопроходцем, осваивая новые виды продукции и передавая их на другие предприятия.
Помимо продукции для атомной отрасли в тяжелые «перестроечные» времена, когда резко сократились заказы для АЭС и атомного флота, завод наладил выпуск товаров народного потребления. Руководство предприятия искало новые заказы для поддержания производства, и тогда было принято решение выпускать товары народного потребления. Выпускались светильники, стоматологическая и хирургическая техника, пастеризаторы молока емкостью 350 литров и другая продукция для разных производств, в том числе и для мукомольной промышленности, а также пылесосы, кофеварки, кондиционеры, утюги. Мы предлагали нашу продукцию различным странам, снабжали весь Союз скарификаторами. Мы начинали с 14-ти, а вышли на 20 наименований товаров народного потребления. Завод заместил этой продукцией около 20 % доходов. Тем не менее, главным оставалось «атомное» направление.
Сегодня завод продолжает развиваться. В последнее время активно разрабатывается космическая тематика, разрабатывается БЭС-5 – бортовая электрическая станция, мы начали заниматься активной зоной для космического двигателя мегаваттного класса для полета на Марс. Здесь задействованы много специалистов из разных групп, в том числе НИКИЭТ. В этом году заводу предстоит сделать для нее партию твэлов.